независимое мнение За бедного зэка замолвите слово


За бедного зэка замолвите слово


На днях перечитала новости официального губернаторского сайта, начиная с августа 2007 года и заканчивая сегодняшним днём, и, не поверите, пришла к выводу, что ни один преемник Александра Хорошавина не работал (не работает) так по-настоящему, по-губернаторски, как работал он.
Но, увы, у каждого своя судьба, и вот в Южно-Сахалинске начался второй судебный процесс над бывшим сахалинским губернатором. По информации сахкомовского корреспондента Кирилла Ясько, защита объясняет нежеланием московских следователей из Главного следственного управления СК РФ вносить в понятную историю о взятках для нечестного губернатора политический подтекст. Именно из-за этого второе хорошавинское дело было полностью отдано на местный уровень — его расследованием занимались в сахалинском СК, а обвинительное заключение утверждал прокурор области — Защита по делу Хорошавина попросила вернуть дело прокурорам

...агентство познакомилось с позицией защиты, касающейся предъявленных экс-губернатору обвинений. В своем отзыве адвокаты указывают на противоречия в уголовном деле, странности в выборе перечня будущих свидетелей и неоднозначные связи текущего процесса с первым делом, в котором рассматривалось получение взяток от предпринимателей области за общее покровительство в бизнесе. В документе указывается, что, как и в случае с первым делом, нет никакой прямой связи обвиняемых и инкриминируемых средств. Никто из фигурантов не платил денег напрямую губернатору — все они "скидывались" в предвыборный фонд. Он действовал полуофициально, это подтверждают допрошенные следствием политтехнологи, участвовавшие в выборах. В первую очередь, обвиняемый по делу Анатолий Макаров, который был затем трудоустроен в правительство и даже поработал в рамках еще одной кампании уже в эпоху Олега Кожемяко. Более того, проведение выборов в Южно-Сахалинске курировали сотрудники администрации города и высшие должностные лица партии "Единая Россия". И именно ее члены оказались фигурантами уголовных дел, прекращенных в связи с деятельным раскаянием. Из-за этого, замечают адвокаты, странным кажется то, что из перечня свидетелей исключены несколько важных политических фигур "Единой России" в Сахалинской области — например, секретарь регионального отделения Андрей Хапочкин (который тогда входил в политсовет и курировал Южно-Сахалинск) или член президиума политсовета и мэр Южно-Сахалинска Сергей Надсадин, который все-таки был допрошен на этапе следствия, но не попал в "судебный" список обвинения, а также другие представители партийного руководства. Из списков свидетелей обвинения исчезли и некоторые лица, которые все-таки были допрошены в ходе следственных действий.

"Более того, проведение выборов в Южно-Сахалинске курировали сотрудники администрации города и высшие должностные лица партии "Единая Россия". И именно ее члены оказались фигурантами уголовных дел, прекращенных в связи с деятельным раскаянием" , – говорится в статье.
Внимательно прочтите список тех, кто "деятельно раскаялся":
Юрий Азизов, 10 миллионов рублей;
Саркис Акопян, 10 миллионов рублей;
Роман Альперович, 7 миллионов рублей;
Михаил Арендаренко, 5 миллионов рублей
Николай Артеменко, согласился на 6 миллионов, но в итоге передал 4;
Олег Болутенко, 7 миллионов рублей;
Константин Бурдюгов, 10 миллионов рублей, 4 миллиона экс-мэр Андрей Лобкин оставил себе в счет ранее вложенных собственных средств;
Александр Гринберг, 4 миллиона рублей;
Владимир Зайцев, 5 миллионов рублей;
Сергей Коротков, согласился на 3 миллиона рублей, передал 2;
Владимир Кузьменко, 3 миллиона;
Анатолий Лексин, согласился на 5 миллионов, передал 3,5 миллиона;
Владлен Мальков, согласился на 10 миллионов, в итоге передал 5;
Владимир Сидоренко, согласился на 5 миллионов, 3 миллиона в итоге передал;
Юрий Цой, сперва отказался, потом согласился на 3 миллиона, но в итоге передал 5;
Александр Шарифулин, 10 миллионов рублей;
Эдуард Яркин, согласился на 4 миллиона рублей, передал 3.
 

А сейчас зайдите на сайт Сахалинской областной думы, в раздел Депутаты, и посмотрите сколько их, раскаявшихся сидит в депутатских креслах во главе с секретарём регионального отделения партии "Единая Россия" Андреем Хапочкиным, который тогда входил в политсовет и курировал Южно-СахалинскУ вас есть доверие к этим так называемым народным избранникам? У меня – ни на йоту.
А что касается подсудимого, то он, заметьте, в ходе того длительного следствия и такого же судебного процесса никого не оговорил, не предал, хотя мог бы, как говорится, ради спасения собственной шкуры. Наверно, поэтому ему трудно понять, в чём его обвиняют:

— Статья 47 уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закрепляет одно из ключевых прав, предоставленных лицу, которому предъявлено обвинение, будь то обвиняемый или подсудимый. Это "право знать, в чем он обвиняется". Обвинительное заключение в отношении меня представляет собой переписывание статей уголовного кодекса. Я хочу сначала получить разъяснение того (обвинения), которое мне было предъявлено, чтобы я его понимал. После того, как я получу эти разъяснения, я смогу сформулировать свое отношение к нему. Соответственно выразить, виновен я или невиновен, — начал Хорошавин. Затем экс-губернатор долго оглашал отдельные выдержки из обвинения и задавал по большому счету риторические вопросы относительно тех или иных содержащихся в нем утверждений. Как именно собирал преступную группу, какие действия совершал в пользу неких лиц и что это за лица? Как отбирались потенциальные взяткодатели? Чем использованные губернатором Хорошавиным лидерские качества отличаются от лидерских качеств главы предполагаемого ОПГ? Почему из списка свидетелей пропали Виталий Гомилевский, прямо заявивший, что кандидатов выдвигала и выбирала партия, а не губернатор, почему не был допрошен Андрей Хапочкин, который курировал выборы в городе от регионального политсовета, куда делся Дмитрий Братыненко, на которого указывают свидетели как на одного из главных идеологов работы технологов в ходе выборов?

И здесь прошу обратить внимание на следующие вопросы подсудимого: Почему из списка свидетелей пропали Виталий Гомилевский, прямо заявивший, что кандидатов выдвигала и выбирала партия, а не губернатор, почему не был допрошен Андрей Хапочкин, который курировал выборы в городе от регионального политсовета, куда делся Дмитрий Братыненко, на которого указывают свидетели как на одного из главных идеологов работы технологов в ходе выборов?
А действительно, почему? Например, Виталий Гомилевский на тех злополучных выборах руководил организационным комитетом, а Андрей Хапочкин был куратором:

Так кому же, если не им быть главными свидетелями? Тем более, они прекрасно знают Александра Хорошавина и как руководителя, и как человека, и, на мой взгляд, многим ему обязаны, особенно Андрей Хапочкин.

Категория: независимое мнение | автор: Лидия_Ковалевская | Ключевые слова:







0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД ]